December 5th, 2019

DaZara

Итальянские скауты как прототипы французских контрминоносцев

Говоря о появлении после Первой мировой войны класса французских контрминоносцев (то есть лидеров в нашем обыденном понимании) все и всегда упоминают о трофейном германском S-113, ставшем во французском флоте "Амиралем Сенэ".
Не вызывает сомнений, что французы, действительно, немало позаимствовали из проеста своих недавних противников. Это, в первую очередь, артиллерия. Орудия крупного калибра во время войны ставить на эсминцы пытались и англичане, и итальянцы, однако немцы оказались единственными, кто создал для эсминцев (и подводных лодок) специальную облегченную модель. Идеальной не стала и она, однако оказалась намного лучше, чем у противников. Главное же - французы скопировали у немцев конструкцию клинового затвора.
Помимо орудий, французы высоко отзывались о конструкции мостика германского эсминца, его способности держать высокую скорость и мореходности - правда, только для условий Средиземного моря.

Тем не менее, "Адмирала" французы получили только в середине 1920 года, в строй ввели в середине 1922-го, а опыт его эксплуатации надо было еще наработать. Между тем, первые контрминоносцы 2100-тонного типа уже были заложены в Программу 1922 г.
И тут мы приходим к тому, о чем сами французы, а вслед за ними и остальные, очень не любят упоминать. По всему выходит, что идею контрминоносца - то есть крупного, очень крупного эсминца, заточенного, прежде всего, на борьбу с неприятельскими легкими силами, - они подсмотрели у итальянцев во время боевых действий на Адриатике в 1915-1918 гг. Стандартные французские и итальянские (ну, большинство) эсминцы заметно проигрывали австрийским "татрам", а вот легкие скауты типов "Поэрио", "Мирабелло" и появившегося под занавес войны "Аквила" оказались чуть ли не идеальными кораблями для скоротечных ночных столкновений. Даже побортное размещение орудий и торпедных аппаратов стало достоинством, т.к. позволяло их быстрее наводить и пускать торпеды с острых курсовых углов.
На появившихся после войны кораблях типа "Леоне" итальянцы резко нарастили огневую мощь и перешли на торпедные аппараты в ДП - то же самое сделали и французы на "Жагуарах".

В общем, мостик от "Карло Мирабелло" к 2100-тонникам перекидывается как бы не легче и логичнее, чем от S-113. Но гордым галлам было западло равнять себя с презренными макаронниками. Только Джон Джордан вскользь упоминает о "неудобных" прародителях контрторпийеров в своей книге.
Что думаете, камрады?